Это неофициальный сайт ЦБС "Киевская". Адрес официального сайта: http://www.cbskiev.ru/
Главная страница Нам грустно без ваших писем Карта сайта

 
Библиотеки

 
Поиск по каталогу

Страницы истории Дорогомилово на рубеже тысячелетий Героика жизни Валентины Степановны Гризодубовой
Героика жизни Валентины Степановны Гризодубовой
"Славные страницы Дорогомилова. Героика жизни Валентины Степановны Гризодубовой"
Реферат ученика 6 класса "А" средней школы № 591 Западного округа
Флоринского Никиты

  Интересна история Дорогомилова, там, где я родился и живу, ещё более интересны архитектурные памятники (Бородинский мост, Музей - панорама " Бородинская битва", Кутузовская изба, Триумфальная арка, Обелиск городу-герою Москве, Мемориальный комплекс на Поклонной горе и многие-многие другие). Но мне кажется, что любое место прежде всего красят люди, которые живут, работают в данном месте на благо своего народа. Именно к таким людям относится Валентина Степановна Гризодубова, прежде всего человек с большой буквы - первая женщина-летчица, профессионал высочайшего класса, Герой Советского Союза, полковник, во время Великой Отечественной войны - командир авиационного полка.
  1 сентября 2000 года в День моего любимого города в Москве был открыт памятник Гризодубовой Валентине Степановне, который разместился на Кутузовском проспекте у входа в Московский научно-исследовательский институт приборостроения. Установить скульптуру, увековечив тем самым память Гризодубовой В.С., предложил коллектив института, в котором она работала в 1946-1963 и 1972-1993 годах.
  Монумент высотой 3,5 метра выполнен по проекту скульптора Салавата Щербакова и спроектирован архитектором Валентином Курбатовым.
  Скульптура представляет собой бронзовую фигуру в лётном комбинезоне, стоящую с непокрытой головой. В правой руке, держащая шлемофон на постаменте из розового гранита.
  Я бы хотел, прежде, всего рассказать о замечательной женщине Валентине Степановне Гризодубой, о её родителях, детстве, как она стремилась получить мужскую профессию летчика, об историческом беспосадочном перелёте женского экипажа Москва-Дальний Восток в 1938 году, о тяжелейших годах для всего русского народа в борьбе против фашистской Германии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., когда лётчик Гризодубова В.С. была командиром 101 авиационного полка, о её мирной жизни после войны.
  Много славных имён вписано в историю советской авиации. За каждым именем - героическая биография. За каждым именем - новая конструкция самолёта, новые скорости, новые маршруты полётов, новые фигуры пилотажа. За каждым именем - сила воли, мужество, бойцовский характер.

Детство и школьные годы

  Родилась Валентина Степановна 31 декабря 1910 года в Харькове.
  Её отец - Степан Васильевич Гризодубов был один из первых в стране авиаконструкторов и авиаторов. Уже в конце 1907 г., работая техником на паровозостроительном заводе, он самостоятельно разработал проект и изготовил чертежи самолёта. В начале 1908 г. Степан Васильевич приступил к его постройке в сарае своего дома. Все детали самолёта, включая двигатель, он изготавливал сам. В 1911 г. он впервые поднялся в воздух на самолёте своей конструкции. Летом 1912 г. Степан Васильевич, желая продемонстрировать надежность своего самолета, взял с собой в полёт дочь Валю, когда ей было полтора года, привязав к себе ремнями. И потом не раз поднималась в воздух с отцом маленькая девочка. Так, буквально с пелёнок началась дорога в небо для Валентины Гризодубовой.
  В четырнадцать лет Валентина побывала вместе с отцом на слёте планеристов в Коктебеле и самостоятельно летала. Там она впервые знакомится и остается на всю жизнь друзьями с прославленным лётчиком К.К. Арцевуловым, будущим конструктором космических аппаратов С.П. Королёвым и авиаконструкторами О.К. Антоновым и С.В. Ильюшиным.
  Учась в средней школе Валя занималась в музыкальном училище по классу рояля. С детских пор мать Вали Надежда Андреевна приучила её к музыке. Сама она играла на рояле и хорошо пела. Любовь к музыке Валентина Степановна сохранила на всю жизнь.

Учёба в институте и в лётных школах

  После окончания средней школы и музыкального училища Валентина одновременно поступает в Харьковский технологический институт (ХТИ) и в консерваторию. Но мечта о небе не оставляла её, хотя попасть девушке в лётную школу было тогда очень сложно. Валентина добивается приема у наркома С. Орджоникидзе и благодаря его содействию 4 ноября 1928 г., будучи студенткой ХТИ, зачисляется в первый набор Харьковского Центрального аэроклуба.
  Известный полярный лётчик, лётчик-испытатель, Герой Советского Союза Алексей Николаевич Грацианский, вспоминая то время, сказал про юную Валю Гризодубову: "Очень скоро стало ясно, что она рождена для полёта; смело, уверенно делала Гризодубова первые шаги в небе".
  Окончив аэроклуб за три месяца, и оставив занятия в институте, она поступает в первую Тульскую лётно-спортивную школу "ОСАВИАХИМА", а затем в 1929 г. в школу лётчиков-инструкторов в Пензе, которую заканчивает в том же году.

Работа лётчиком-инструктором

  После окончания школы лётчиков-инструкторов девятнадцатилетняя Валентина направляется в Тулу в лётную школу, где она становится лётчиком-инструктором. Там она работает с 1929 до 1934 г. Незаурядные лётные способности, хорошая теоретическая подготовка отличали её среди инструкторского состава. Она заведует лётно-методической частью, ведет теоретическую подготовку курсантов. Более того, сама пишет учебник по теории полёта, который на правах рукописи принимается для обучения всеми лётными школами. Чтобы внушить уверенность своим питомцам-курсантам, их молодой инструктор в полёте вылезала из кабины на крыло самолёта и находилась там несколько минут, держась за элементы конструкции, убеждая тем самым курсантов поверить в свои силы.

  Лётная группа Гризодубовой первой вылетает самостоятельно, имеет лучшие показатели в теоретической подготовке и в технике пилотирования. Только в Тульской лётной школе инструктор Валентина Гризодубова обучила 86 человек. Среди ее питомцев многие потом стали настоящими воздушными бойцами, Героями Советского Союза, а В. Сафонов был удостоен этого звания дважды.

Пилот агитэскадрильи имени Максима Горького

  В 1934 г. Валентина Степановна оставляет работу лётчика-инструктора и переходит на работу лётчика-агитатора в агитэскадрилью имени М. Горького. В дни 40-летнего юбилея литературной деятельности А.М. Горького (1933 г.) по инициативе журнально-газетного объединения была начата агитационная кампания по созданию на добровольные средства трудящихся агитэскадрильи.
  Один из самолётов эскадрильи - "Орденоносная работница" - был построен на средства, собранные женщинами страны по инициативе читательниц журнала "Работница". На этом голубом самолёте Валентина Гризодубова появлялась в самых отдаленных городах и поселках. Она пилотировала различные типы самолётов. Летала над Памиром, Кабардино-Балкарией, Ферганской долиной. Добиралась до селений, где не только самолётов, но и паровоза еще не видали, садилась на лесных полянах, лугах, в поле, и со всех сторон к ней бежали люди. А она вместе со своим бортмехаником Катей Слобоженко радостно встречала их. Катала ударников, агитировала молодежь идти в авиацию, собирала средства на постройку новых самолётов. Росло к ней уважение и доверие людей. Колхозники Киргизии, у которых Валентина Степановна часто бывала в агитрейсах, избрали ее депутатом Верховного Совета СССР первого созыва. В 1936 г. Валентина Степановна Гризодубова за работу в агитэскадрилье была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

Мировые рекорды В.С. Гризодубовой

  В октябре 1937 года Валентина Степановна установила пять мировых женских рекордов по скорости, высоте и дальности полёта на легких самолётах А.С. Яковлева.
7 октября на самолёте УТ-1 с двигателем М-11Ф, 150 л.с. на замкнутом маршруте 100 км (Лихоборы-Икша-Лошки-Лихоборы) - скорость 218,180 км./час. Прежний рекорд - 198км/час (США).
9 октября УТ-1 с двигателем М-11Ф, 150 л.с. (по маршруту 1-го рекорда) - скорость 190,880 км/час. Прежний рекорд 107 км/час. (США).
9 октября на гидросамолёте УТ-2 с двигателем Рено, 140 л.с. (по маршруту 1-го рекорда, совместно с Е. Слобоженко) - скорость 200 км./час. Прежний рекорд 127 км./час. (США).
15 октября на самолёте УТ-2 с гидродвигателем Рено, 140 л.с., совместно с Е. Слобоженко. Высота - 3267 м. Прежний рекорд 1850 м.(США).
24 октября на самолёте АИ Р-12 с двигателем М-11Е, 150 л.с. Дальность по прямой, Москва-Актюбинск, совместно с М. Расковой - 1444,722 км. Прежний рекорд 843 км. (США).
  Все пять рекордов утверждены международной авиационной федерацией.
  За выдающиеся достижения в освоении авиационной техники и установление мировых рекордов В.С. Гризодубова в конце 1937 года была награждена орденом Красной Звезды.
  Рекорд абсолютной дальности полёта на тяжелом самолете для женского самолете для женского экипажа (Франция) был установлен весной 1938 г. составлял по прямой 4063 км. Мысль побить этот рекорд и завоевать его для нашей страны высказала Гризодубова В.С. Из всех тяжелых самолётов того времени более всего подходил двухмоторный дальний бомбардировщик ДБ-2 конструкции П.О. Сухого, работающего тогда в ОКБ А.Н. Туполева. Без нагрузки его дальность полёта могла равняться примерно 7 тыс.км. Полетный вес машины свыше 10 тонн, половина из него приходилась на горючее, залитое в крыльевые баки. В.С. Гризодубова предложила назвать самолёт "Родина". Экипаж самолёта: В.С. Гризодубова (командир), М.М. Раскова (штурма), П.Д. Осипенко (второй пилот).

Легендарный перелёт
(как это было)

  В ночь на 25 сентября 1938 года в газете "Правда" начали печатать правительственное сообщение: "24 сентября 1938 года в 8 часов 12 минут утра по московскому времени известные в стране лётчицы-орденоносцы Гризодубова Валентина Степановна, капитан Осипенко Полина Денисовна и старший лейтенант Раскова Марина Михайловна (штурман) вылетели в беспосадочный перелёт из Москвы на Дальний Восток на двухмоторном самолёте…", уже зная, что радиосвязь с экипажем прервалась.
  На третий день полёта газеты опубликовали скупое протокольное сообщение ТАСС, озаглавленное "Ход перелёта самолёта "Родина", после чего вплоть до 4 октября ни газеты, ни радио больше ни словом не обмолвились о самолёте.
  А "Родина" с первых часов полёта вступила в борьбу со стихией. Через 150 км. После взлёта машина вошла в облачность. На подходе к Новосибирску у самолёта началось обледенение. Командир экипажа В.Гризодубова повела машину вверх. На высоте 6500 метров начавшаяся болтанка вынудила поднять самолёт еще выше, до высоты 7450 метров. Работать экипажу пришлось в кислородных масках и на лютом морозе.
  За Красноярском радиостанция "Родины" замолчала: при полёте в облаках кабина штурмана заледенела, а на высоте аппаратура перестала работать - холод "сковал" её. Так прошла ночь.
  По графику полёта над Байкалом следовало изменить курс, чтобы выйти к Транссибирской магистрали. Но не видя местности и не слыша радиомаяков, был риск невольно пересечь китайскую границу, попасть в нарушители.Командир принимает решение - только вперед! Облака раздвинулись лишь над Тихим океаном над Охотским морем в районе Шантарских островов. Теперь на Юг, курс - 270, к ближайшему аэродрому в Комсомольск-на-Амуре.

  В 10.00 по московскому времени 25 сентября внизу показались озера реки Амгунь, и тут же на приборной панели вспыхнула красная лампочка - горючее на исходе, на полчаса полёта.А в разрыве облаков - тайга.
  10.20. Моторы начали глохнуть. В. Гризодубова приказывает М. Расковой прыгать с парашютом, поскольку в передней застекленной кабине при вынужденной посадке на брюхо оставаться опасно. Чиркнув по болоту и оставив на кочках две борозды от мотогондол, машина закончила полёт: 26 часов 29 минут лётного времени истекли. Самолёт почти не пострадал, даже кабина штурмана осталась невредимой - лишь кончики винтов погнулись.
  Лётчиц искали долго и трудно. Искали на огромных пространствах: маршрут поиска определили по последней пеленгации, взятой Читинской радиостанцией в 7.05, когда М. Расковой удалось последний раз послать свои позывные. На поиски были мобилизованы свыше 50-ти самолётов, сотни пеших отрядов, следопыты на лошадях и оленях, рыбаки на лодках и катерах.
  Нашел самолет 3 октября в 13.30 по местному времени экипаж биплана-разведчика Р-5 во главе с командиром М.Сахаровым. Сделав несколько кругов над местом посадки, он сбросил вымпел с запиской, что завтра прилетит вновь (дело шло к ночи), и взял курс на Комсомольск-на-Амуре. В Москву ушло сообщение: "Самолёт "Родина" находится в 14 км. Севернее-восточнее Дуки, в 5 км. от реки Амгунь".
  Наутро лётчики сбросили на парашютах резиновые сапоги, термосы с горячим какао, шоколад, помидоры и карту района. Еще через сутки на парашютах спрыгнули спортивные комиссары, отвечающие за сохранность барографов - приборов, зафиксировавших беспосадочность полёта, а также военврач. К вечеру проводник эвенк Максимов привел поисковый отряд. Заработала походная радиостанция.
  Только 5 октября подошла к самолёту Марина Раскова. 6 октября около 11 часов утра отряд, похожий на настоящий табор, оставив самолёт до морозов на болоте, двинулись к реке Амгунь. Почти сутки продирались через тайгу, затем еще день на лодках до поджидавшего их катера "Дальневосточник", а далее на катере до Керби, оттуда в Комсомольск-на-Амуре, а затем в Хабаровск. Из Хабаровска в Москву следовали специпальным поездом, увитым цветами, под гром оркестров. По всему пути следования их встречали толпы людей.
  Из таблицы рекордов: "5908610 км. СССР. В. Гризодубова на самолете "Родина" с двигателями М-86, мощностью 2х800 л.с. на маршруте Москва-Керби. 24-25 сентября 1938 года".
  Самолёт "Родина" из болота вызволили, когда подошли морозы и окреп лед. Машину приподняли домкратами, поставили на лыжи. Летом 1939 года "Родина", пилотируемая мужем В.Гризодубовой - лётчиком В. Соколовым, возвратились в Москву. Почти всю войну самолёт летал, обеспечивая фронтовые бригады.
Указ
Президиума Верховного Совета СССР
О награждении экипажа самолёта "Родина"
  За осуществление героического беспосадочного дальнего перелёта по маршруту Москва Дальний Восток, установление женского международного рекорда дальности полёта по прямой и за проявление при этом выдающееся мужество и выдержку -
  1.Присвоить звание Героя Советского Союза со вручением Ордена Ленина:
  Гризодубовой Валентине Степановне - командиру экипажа самолёта "Родина",
  Осипенко Полине Денисовне - второму пилоту,
  Расковой Марине Михайловне - штурману самолёта "Родина".
  2.Выдать единовременную денежную награду участницам перелёта - тт. Гризодубовой В.С., Осипенко П.Д. и М.М. Расковой по 25 тысяч рублей.

  Председатель Президиума
  Верховного Совета СССР        М. Калинин
  Секретарь Президиума
  Верховного Совета СССР        А. Горкин

  Москва, Кремль, 2 ноября 1938 год

Работа начальником Управления Международных воздушных линий

  В конце 1938 года В.С. Гризодубова назначается начальником Управления международных воздушных линий (УМВЛ). Вот где ей пригодилось умение работать с людьми, полученные в агитэскадрилье.
  Она открывает первые международные трассы на Балканы, в Берлин. И в это время Валентина Степановна учится в Академии гражданского воздушного флота. В европейких международных аэропортах авторитет и мастерство лётчиков УМВЛ СССР были неоспоримы.
  В.С. Гризодубова уделяла внимание тренировочным полётам и особенно освоению полётов ночью и в сложных метеоусловиях. Лётчики УМВЛ и их начальник были мастерами слепых, ночных полётов, что им пригодилось с первого дня войны.

Военные годы

  Когда началась Великая Отечественная война, Управление международными воздушными линиями стало выполнять спецзадания правительства по полётам в зарубежные страны.
  В начале 1942 г. начальнику Управления международных воздушных линий В.С. Гризодубовой было поручено комплектование авиационного полка дальнего действия на базе Гражданского воздушного флота 101-го авиатранспортного полка на самолётах ЛИ-2 и СИ-47. Полк был сформирован в мае 1942 года
  В.С. Гризодубова была назначена его командиром, и ей было присвоено звание подполковника.
  Полк вошел в состав 1-ой авиадивизии спецназначения как транспортный, а с декабря 1942г. преобразован в ночной бомбардировочный и для оказания помощи партизанам.
  Особенно напряженной была работа всей аиадивизии зимой 1942-1943 гг. (обеспечение продовольствием блокадного Ленинграда) - днем выполняли транспортные полёты, ночью - бомбардировка вражеских объектов и спецзадания в интересах партизан. Доставляли на партизанские аэродромы боеприпасы, вооружение, медикаменты, а обратными рейсами вывозили раненых.Полк, которым командовала Гризодубова В.С., вывез из партизанских отрядов почти четыре тясячи детей и раненых! Его так и стали даже называть - партизанский авиационный полк.
  Валентина Степановна командовала мужским бомбардировочным авиаполком. Командовала храбро, умело. Недаром полк к концу войны получил звание гвардейского, был награжден орденом Красного Знамени и получил наименование Красносельского - в честь города Красное село, при освобождении которого отличислся. За время войны В.С. Гризодубова сама совершила около 200 боевых вылетов.
  В 1943 г. она стала полковником. Во время войны восемь воздушных бойцов 101-го полка стали Героями Советского Союза. Среди них Г. Черпятов - ученик Гризодубовой, называвший её в полку "товарищ инструктор", командир эскадрильи А. Ефремов и др. В мае 1944 года командование полком принял бывший лётчик полка С. Запыленов, а полковник В.С. Гризодубова была отозвана в Москву.
  В 1945 г. Валентина Степановна награждена орденом Отечественной войны первой степени.

Послевоенные годы

  После войны на долю В.С. Гризодубовой вновь выпало быльшое и трудное дело. С октября 1946 г. она была назначена заместителем начальника НИИ-17 (с 1967 года - МНИИП) по лётной части. Ей подчинялась летно-испытательная база (ЛИБ) института, расположенная в поселке Суково, Московской области.
  В это время начались испытания экспериментального образца первой разработки института - радиолокационной станции для бомбометания со средних и больших высот "Кобальт" (панорамный радиолокатор). Отсутствие радиолокационных карт местности не позволяло точно настроить радиолокатор, поэтому было принято решение проводить настройку над морским побережьем, так как радиолокационное изображение границы моря и суши четко просматривалось на экране индикатора и соответствовало географической карте побережья. Валентина Степановна сумела договориться о приеме нашего самолета на аэродроме в городе Адлер и обеспечила всех участников испытаний путевками в санаторий, расположенный недалеко от аэродрома. Для перевозки летного и обслуживающего персонала в Адлер по личному распоряжению В.С. Гризодубовой на самолете ЛИ-2 доставили автомашину. Валентина Степановна лично находилась на испытаниях в Адлере и сумела так организовать работу, что в конце 1946 года испытания "Кобальта" были успешно закончены. В последствии при государственных испытаний второй разработки института комплекса "Рубидий" испытания проводились в городе Саки, Крымской области. В.С. Гризодубова вновь принимала деятельное участие в организации этих испытаний, которое успешно закончились в середине 1948 года.
  В институте она работала до мая 1963 года. За эти годы под ее руководством успешно проводились лётные испытания всей самолетной аппаратуры, разработанной в институте, в том числе станции перехвата и прицеливания: "Торий","Коршун", "Изумруд", "Сокол" и другие. Летно-испытательная база пополнялась кадрами и техникой и уже в 1949 году там под руководством В.С. Гризодубовой наряду с основной работой проводились летные испытания аппаратуры смежных предприятий по договорам.
  С мая 1963 г. по инициативе Валентины Степановны на базе ЛИБ института создается уникальный Научно-исследовательский летно-испытательный центр (НИЛИЦ) и она становится его начальником. Валентина Степановна руководит работой центра до 6 марта 1972 года.
  После ухода из НИЛИЦ она вовращается в МНИИП (институт приборостроения), где продолжает свою работу по организации летных испытаний аппаратур, разрабатываемой институтом.
  Умерла Валентина Степановна Гризодубова 28 апреля 1993 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище.

  Познакомившись с поистинно с героической жизнью, биографией Валентины Степановны Гризодубовой я очень рад, что в нашем Дорогомилово одним памятником заслуженно стало больше.
  Ко мне в руки попал специальный выпуск Харьковского областного комитета космонавтики памяти Валентины Степановны Гризодубовой, который так и называется "Валентина", где собраны воспоминания людей, лично знавших её.
  Привожу их воспоминания.
Если писать о Гризодубовой, то книгу нужно и должно озаглавить: "Ум, энергия, воля, человечность".

М. Громов "Через всю жизнь"

Отец и дочь
Профессию авиатора она выбрала не случайно. И характер у нашей Валентины сызмалу решительный, настойчивый, можно сказать - для девочки просто героический.

С.В. Гризодубов

Видение
  Это было, дай Бог памяти, в 1933 году. Однажды вечером поздней осенью я решил, что мне совершенно необходимо навестить Степана Васильевича Гризодубова. Как всегда, я спустился по ступенькам, ведущим в подвал и позвонил. Что это был за подвал! Я до сих пор помню этот милый моему сердцу запах тогдашней авиации - запах чистого бензина и авиационного лака - эмалита. Здесь, в подвале, и находился тогда рабочий кабинет Степана Васильевича , изобретателя-механика, одного из первых авиаторов страны. Входя в эту комнату, мы, мальчишки, романтизирующие авиацию, испытывали какой-то истинно священный трепет. На стенах висели пропеллеры, их своими руками сделал Степан Васильевич для построенных им же аэропланов, на которых он поднялся в воздух ещё тогда, когда в нем проплывали только птицы и облака. На стенах висели большие фотографии его аэропланов. Здесь же был знаменитый снимок, на котором маленькая девочка - Валя сидит со своим папой прямо на крыле, как тогда сидели все лётчики, готовясь к полету.
  Я уселся в удобное кресло у письменного стола и ждал. Вдруг раздался звонкий лай: ко мне выскочил белый шпиц Дэзи. Она хорошо знала меня и только ткнулась носом в мои коленки. А за ней, легкой походкой вышла ослепительно красивая женщина в белом платье. Я понял, что это - Валентина.
  По природе своей я был крайне застенчив, за что надо мной потешались мои друзья. Валентина подошла ко мне, поздоровалась за руку, и оцепенение, которое охватила меня вначале, легко прошло.
  - Папа, - сказала она, - сейчас выйдет. Он рассказал мне о вас, мальчишках, обожающих авиацию. Следовательно, вы - мои единомышленники.
  Я не преминул пожаловаться на судьбу, которая не дала мне стать лётчиком. И она посоветовала мне стать авиаконструктором. Затем с юмором рассказала о том, как из простых крестьянских парней воспитывала смелых и инициативных лётчиков. И я помню до сих пор, как были красивы её, опущенные густыми ресницами глаза, полные задора и беззаветной смелости…

А. Проскурнин

Агитэскадрилья
  В 1933 г. в дни 40-летнего юбилея литературной деятельности А.М. Горького по инициативе женщин-читательниц журнала "Работница" были собраны средства по созданию специальной агитэскадрильи.
  На одном из таких самолётов голубого цвета и летала Валя Гризодубова. Валентина Гризодубова "тоже в голубом, чтобы не нарушать гармонии", появлялась в самых отдаленных городах и поселках.
  В экскадрильи Валю уважали. Хотя иногда ставили на вид некоторую склонность к лихачеству.
  Она - женщина, и во всем, что не касается работы, не намерена подражать мужчинам. Она по-женски любит цветы и даже красоту машины она ценит не только как профессионал, но, по-своему, по-женски. Кому, например, из мужчин-пилотов придет в голову, улетая на белом спортивном самолёте, непременно надевать белый комбинзон? А Валя Гризодубова и её бортмеханик Катя Слобоженко всегда строго этого придерживались. И нарядную голубую "Работницу" обе они холили с чисто женской заботливостью и аккуратностью.

По материалам Ю. Новиковой и Л. Друзенко

Как формировался экипаж
  При подготовке к перелету меня вызвали в ответственную комиссию по его организации и спросили: - Как вы думаете, Гризодубова справится с таким ответственным полётом?
  Тогда я очень хорошо знал всех способных лётчиков и лётчиц. Поэтому нисколько не задумываясь, ответил:
  - Если кто и справится, так именно Гризодубова.

М. Громов

  Экипаж, который она подобрала был достойным командира.
  Однажды Валя звонит мне по телефону и совершенно спокойно, как будто речь идет о прогулке за город, говорит:
  - Помнишь наши разговоры о дальнем перелёте?
  - Помню.
  - Ты не отказалась от мысли лететь со мной?
  - Нет.
  - Тогда поедем машину смотреть.
  - Какую машину?
  - Ту, на которой мы полетим на Дальний Восток.
  - Разве ты что-нибудь сделала для этого перелёта?
  - Да. Нам уже выделена машина.
  - А кто будет вторым пилотом?
  - Сама еще не знаю. Нужно выбрать такого, который мог бы летать ночью.
  - Кто такая?
  - Полина Осипенко.
  - Она не согласится лететь вторым пилотом.
  - Ручаюсь, Валя, согласится.
  В тот же день я отправляю Полине телеграмму:"Телеграфируй согласие участвовать дальнем женском перелёте вторым пилотом". К вечеру получаю "молнию": "Согласна вторым пилотом.Полина".

М. Раскова

  Еще при подготовке полёта начальника ВВС задело за живое, что летит женщина, при том гражданский пилот, а не военный. Полина Осипенко, мой второй пилот, известная своим рекордным перелетом на гидросамолете вместе с Верой Ломако и Мариной Расковой с Черного на Белое море, была военным летчиком-истребителем. Отозвала она меня как-то за ангар и говорит:
  - Валечка, что делать? Эти люди ходят за мной, все уши прожужали, мол, тебя надо освободить.
  - Ну что ж, Полина, лети командиром ты.
  - Да что я с ума сошла! У меня пятьсот часов налёта, а у тебя тысячи, на разных типах самолётов. К тому же я летела с Черного на Белое море в хорошую погоду, летом. А сейчас осень на носу, да и маршрут совсем другой, через всю страну с запада на восток… И потом, ты готовила перелёт, пригласила меня…

В. Гризодубова

Экипаж: П. Осипенко, В. Гризодубова, М. Раскова.

Москва встречает героев:
(слева на право) мать Валентины Н.А.Гризодубова, бабушка (мать отца),
Валентина, её муж В.Соколов и отец.

Страницы истории
  По окончанию войны она была назначена начальником научного центра по испытаниям навигационной и радиолокационной аппаратуры для авиации. Позже центр вошёл в ИПО "Взлет" радиопрома СССР, Валентина Степановна назначается зам. директора, а позже - генеральным директором объединения. 6-ого января 1986 года в ознаменовании её трудового вклада и 70-летия службы в авиации В. С. Гризодубовой было присвоено звание Героя Социалистического труда.
  Скончалась Валентина Степановна 28-ого апреля 1993 г. на 83 году жизни и похоронена в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Ю. Ермолаев

Память
  Случилось так, что в 1954 году, работая в одной из московских организаций, я в составе бригады испытателей участвовал в испытаниях специальной аппаратуры на подмосковном аэродроме НИИ - 17 - в то время головного института авиационной промышленности по разработке авиационных средств. Этот аэродром находился в прямом подчинении зам. Директора НИИ - 17 по лётным испытаниям - Валентины Степановны Гризодубовой и на нём работали многие бывшие лётчицы - все очень интересны, пышные женщины, тогда ещё совсем не старые…
  С нашей бригадой работал вертолёт МИ 4, который базировался на военном аэродроме в Тёплом Стане за 6 - 7 километров от нас по прямой. Тогда подобная машина была в диковинку, и в первый же прилёт вертолёта весь персонал аэродрома сбежался посмотреть его в близи. Когда же я зашёл к диспетчеру она устроила мне форменный допрос, - какие характеристики машины: скорость, потолок, дальность полёта, грузоподъёмность и т.п. а также, какие ощущения при полёте на нем - она ведь не могла бросить рабочее место и сбегать посмотреть.
  На следующий день я приехал на аэродром после обеда и узнал, что до обеда приезжала Гризодубова посмотреть вертолёт, экипаж принял её очень тепло и был польщен её визитом. Однако постеснялись хлопцы помочь ей залезть в кабину, а сама Валентина Степановна не смогла преодолеть крутую ступеньку - мешала одежда. Я страшно разочарован тем, что пропустил возможность лично познакомиться с прославленной лётчицей.
  Но потом, уже будучи харьковчанином, я в течение семи лет неоднократно встречался с Валентиной Степановной, бывал в командировках, в буфете Госкомитета по радиоэлектронике, который был переподчинен НИИ-17 в 1957 году. Буфет был малюсенький и часто приходилось сидеть за одним столом с Валентиной Степановной, стали здороваться. За столом она много рассказывала своим знакомым, если они попадались о всяческих перепитиях своей общественной жизни - ведь Гризодубова была членом чуть ли не полдюжины всяческих комитетов - женских и неженских, антифашистских и антивоенных. Рассказывала она очень экспрессивно, с добрым юмором.
  Живя и работая в Харькове, я узнал об отце нашей героини, о его творческом труде в авиации и проникся еще большим уважением к Валентине Степановне - достойной дочери достойного отца.

Г. Барановский

Встреча первая и последняя
  Последним из харьковчан кто встречался с Гризодубой, был Председатель областного комитета космонавтики А.С.Набатов. За месяц до смерти Валентины Степановны.

  Знаком с нею я был только по фотографиям, газетным и журнальным публикациям. Первая встреча "живьем", т.е. с глазу на глаз, произошла на её московской квартире весенним днем 22 марта 1993 года. На первые звонки никто не отзывался. После третьего за дверью послышался голос: "Иду, иду", затем размеренные тяжелые шаги и щелчок дверного замка.
  Переступив порог квартиры, увидел пожилую, опрятно одетую, сгорбленную под тяжестью лет Валентину Степановну, сидящую на стуле у двери. В правой руке была палка-помощница для передвижения, на плечах - большой шерстяной платок.
  Я вас не знаю, - сказала она, пристально всматриваясь мне в лицо. Я представился. Протянула левую руку, сказала: "Будем знакомы. Целуйте ручку".
  Валентина Степановна относилась к "совам", я тоже. По этому беседовали за чашкой чая далеко за полночь. Она расспрашивала меня о родном Харькове, о проблемах музея , носящего имя её отца.
  Пять дней в её московской квартире позволили мне увидеть в ней жизнелюбие, доброжелательность, гостеприимство, простоту, общительность.

А. Набатов

Мать и дочь. Всё это было
(После беспосадочного полёта)
  В Комсомольске состоялся первый телефонный разговор с родными. Их ввели в комнату, обитую материей, с микрофонами и динамиками, и предупредили, что канал особый - радиосвязь, а враг, как говорится не дремлет. Переговоры слышали все. И здесь произошел эпизод, который ярко характеризует как В.С.Гризодубову, так и её родительницу, которая обладала не только прекрасным голосом, но и светлой душой и отвагой.
  После материнских всхлипываний и причитаний её голос вдруг окреп и зазвенел:
  - Детонька, я, конечно, очень рада, счастлива, что вы все живы-здоровы. Но ты знай - там, в Хабаровске, какие-то мерзавцы посадили двух твоих учеников - Женю Лемешонок и Леню Митюшкина. Ты там примешь меры или я обращусь здесь сама? Ждать нельзя…
  Человек, сопровождающий экипаж "Родина" , изменился в лице. На завтра оба летчика были освобождены. А история действительно была отвратительная. Бывшие ученики инструктора Гризодубовой супруги-летчики после окончания Тушинской высшей школы были направлены на Дальний Восток. Там, в Хабаровске, им выделили квартиру и они её заняли. Потом некто заявил: мне эта квартира нравится, пусть убираются. Лётчики ответили: с какой стати?! Тогда их обоих забрали…
  Этот эпизод мог показаться сказкой со счастливым концом, если бы не одно страшное обстоятельство. При аресте двухлетнему ребенку сломали позвоночник, и мальчик потом 8 лет провел в гипсе… Гризодубова и здесь помогла - нашла замечательных врачей. Все это было. А Евгения Ивановна Лемешонок стала второй женщиной в стране, налетавшей без аварии миллион километров.

С. Богатко.

Ангел-спаситель
  … Как рассказывала мать С.П. Королёва, М.Н. Баланина, из Магадана Сергей прислал ей письмо в котором… восхищался отважными лётчицами, установившими женский рекорд дальности полёта. В письме Королёв отдельно поминал Гризодубову и посылал привет "дяде Мише". Мария Николаевна поняла, что сын подсказывает ей, откуда можно ждать помощи, и быстро разыскала адреса Гризодубовых и "дяди Миши" - М.М. Громова.
  Валентина Степановна - молодая, красивая, знаменитая - была в зените славы.
  … Дверь открыла Надежда Андреевна, мать Вали. Выслушав Марию Николаевну, всплеснула руками: " Сережа Королев! Ну, как же, такой славный мальчик, я помню его по Коктебелю…" Закричала в дальние комнаты: "Валюша! Иди сюда. Это мама Сережи Королева. Помнишь Серёжу?"
  Вышла Валя. С рапущенными волосами, в пеньюаре:"Серёжа… Ну конечно помню…" Отец всегда брал её в Коктебель. Она была совсем девчонка, планеристы любили её и баловали. Феодосия, гостиница "Астория", лётчики стояли под балконом, задрав головы и открыв рты, она бросала им в рот виноградины…
  - Вы успокойтесь, что можем, мы всегда сделаем, - ласково сказала Надежда Андреевна, - Валя, надо написать записку в Верховный суд. Подумать только, и Серёжу…
  Она вела переписку дочери. Героине писали сотни - жалоб, просьб защитить, заступиться. В аппарате Верховного суда мать Вали Гризодубовой уже знали, говорили:"Ну, вот еще одно послание от бабушки Гризодубой".
  Валентина Степановна отличалась характером взрывным, отчаянным и, если уж что-то решала, шла напролом - недаром она занималась в юности боксом. Могла себе позволить поступки дерзкие, куда более опасные, чем перелет на Дальний Восток. Берии, например, однажды сказала: "Если вы будете ко мне приставать, я о вас расскажу Иосифу Виссарионовичу!
  Она ходила в Кремль заступиться за Серёжу Королёва, с большим трудом добралась до Поскребышева и взяла с него обещание, что он непременно передаст её заявление Сталину.

Я. Голованов "Катастрофа"

  Спасибо большое Вам за сына, который смог эти 20 лет отдать своей работе - всему смыслу его жизни.
  Не приди Вы на помощь, не отзовись в тот памятный вечер, когда я, не зная адреса Вашего, измученная поисками, вся промокшая насквозь, робко просила Вашу маму впустить меня, кто знает, который день космонавтики мы праздновали бы сегодня.
  Никогда не забыть мне Вашего участия, а по характеру Вы ведь не из слезливых, и Вашего отношения даже ко мне лично. Оно давало мне уверенность, поддерживало стремление к борьбе.

Из письма М.Н. Баланиной В.С. Гризодубой.


  В суровое время около пяти тысяч дел было у Гризодубовой на депутатском котроле. Её помощница Н. Виноградова порой обмирала от страха, рассылая гневные письма, подписанные Валентиной Степановной, - думала их арестуют и посадят. " Требую, - писала Гризодубова в пять высших инстанций, - сожгите лагерь Знаменку, БУР (барак усиленного режима)…". Возможно, поэтому Гризодубова побыла депутатом Верховного Совета СССР только один созыв - самый первый. Хотя у нее и ясный ум и трезвые суждения, и чаще всего истина в конце концов оказывалась на ее стороне… Пришло время, проклятую Знаменку все-таки сожгли…
  Гризодубову уважать-то уважали, но более не рекомендовали в "слуги народа" ни в сталинские, ни в более поздние времена.

С. Богатко

Муж и жена
Из воспоминаний В.С. Гризодубовой
  Когда шла подготовка к перелёту, мне необходимо было тренироваться в "слепых" полётах и ночью. Чтобы не рисковать "Родиной", я летала на самолётах СБ. Но машина вышла из строя. Начальник ВВС Лактинов, не долго думая, показывает на тяжёлый бомбардировщик ТБ - 3 Туполева - один из самых крупных в те годы. Вот, мол, машина - другой нет… И с иронией спрашивает: "Согласна!?"
  Я на него посмотрела, а Полина меня незаметно толкает, ты что, ты что. Я говорю: "Согласна. Когда можно начинать?" - "Сейчас!"
  Дело в том, что я даже не сидела в этой машине, не изучила материальную часть, тем более не летала. Но отступать было некуда.
  Вызвали инструктора. Он дал какие-то минимальные пояснения. Из кабины смотрю на землю, будто с 3-его этажа! Какое счастье, что в агитэскадрилии имени Горького я летала на разных типах самолетов, довелось летать вторым пилотом и на громадном АНТ-14 ("Правда").
  А дальше следовало заключение: летать самостоятельно!
  И взлетели… Когда заходили на посадку я перекладываю руку на штурвал управления стабилизатором и вдруг чувствую, что мою руку отстраняет кто-то и говорит: "Убери руку, я тебе помогу… По голосу узнаю своего мужа - летчика В.А. Соколова. Когда сели, он нам и говорит: "Ну, девчата, не ожидал. Такого номера в авиации еще не видел. Я же знаю, что ты не летала на этой машине!".
  Он решил, что погибать, так вместе , и незаметно проник в машину, когда мы садились.

Записал М. Листов

  Из фронтовой переписки Валентины Гризодубовой с мужем - командиром авиационного полка Виктором Соколовым.
  "…Если бы они могли, то просто съели бы меня живьем! Косность, дикое мужское самолюбие!
  Если "баба" взялась не за своё дело, если (еще больший грех для нее) она имеет здравый ум, видит безобразия и прямо говорит об этом, то принимаются все меры и создаются условия, чтобы она сама отказалась от всего и ретировалась к домашнему очагу. Причем, все это делается с любезной улыбкой… Валя…"
  "Витуля! Родной! Ведь почти 8 месяцев мы работали без единой боевой потери.Больше всех и лучше всех. "Не заметили". Стали выдергивать людей. Предлагать им высшие, чем занимают, должности Никто не пощел… Силой забрать их нельзя, люди даны мне по решению высоких инстанций. Мне предлагали быть заместителем и даже командиром дивизии. Я ответила, что дали мне эту часть не они, и от нее я никуда не уйду - здесь настоящая боевая работа…".
  "Витя! Дружочек мой хороший!… Немножечко хочется пожаловаться. Трудно мне. Сейчас работаем только на партизан. Я была в Москве в ЦК. Мы стали помогать партизанам больше, а нам мешают работать. Обещали дать американских "Дугласов" штук пять. На наших - не хватает ночи. Идем домой днем по территории противника и через линию фронта. Ну, Витуся, прилечу - все расскажу…"
  "Начальство причиняет много неприятностей… Работу выбирают потяжелее, в другой дивизии полегче - в нашей же вся тяжесть падает на моих ребят. Летаем буквально в любую погоду! Даже иногда страшно. Представь, садяться, а потом наруливают на землянку, потому что ничего не видно. Сегодня я сильно раскипятилась, но, чтобы не ругаться, ушла… поиграла на пианино, а теперь снова на КП. Пиши. Целую. Валя."
  "&133;Как я радовалась, что о тебе и твоих ребятах говорил командующий - мужество, храбрость, смелость!
  Когда я сказала нашему сыночку Соколику о твоих боевых успехах, у него так горели глазенки…
  Дорогой мой, будь к людям беспристрастнее. Не обижайся, ты иногда просто зло говоришь. Будь сдержанее. Посмотри, как любят меня мои ребята. Я их гоняю не меньше твоего, дисциплина - лучшая в корпусе. М.Е. Нестерцев - командир корпуса - сказал, что за два года в полку был один человек, недовольный мною, и то оказался страшным лодырем и трусом… 1943 год. Валя".

А. Проскурин

Крылатые

Степану и Валентине Гризодубовым

Тот снимок, наверное, после полёта - сидят они рядом - отец и малышка,
На хрупком, в ту пору, крыле самолёта, такие герои - но скромные
Слишком.
Промчатся над ними года - эскадрильи, но как бы ни хмурилось небо
Жестоко,
У девочки выросли крепкие крылья, а после - она улетела далёко.
А после - пришли и почёт и награды.
За ней устремясь по воздушному следу, взращённые ею героев плеяды
Летали бок о бок в боях за Победу.
И будем гордиться мы женщиной славной, летавшей, как сокол,
Красиво и смело.
Она умерла. Это было недавно. Но скажем, как прежде, -
Она улетела…
Меняется город родной быстротечно, людей и дела их уносит стремнина,
Но в памяти нашей осталось навечно Степан Гризодубов и
Дочь - Валентина…

19.12.93 г.

   Древние говорили: "Человек живет до тех пор, пока хотя бы в одном сердце живет память о нем".
   Вся жизнь Валентины Степановны - отражение истории нашей страны, с её взлётами и падениями. К сожалению, я обратил внимание, что прошло больше семи лет со дня смерти Гризодубовой В.С., а в Москве, где она жила и работала не появилось ни одной улицы, переулка, носящий её имя. Мне бы очень хотелось ( особенно после того, как я познакомился с поистине с героической биографией Валентины Степановны Гризодубовой), что когда- нибудь на карте Москвы появится улица с её именем.

121151 Москва, Кутузовский пр., 24
Тел./Факс: (495) 249-29-75
E-mail: [email protected]

Разработка и техническая поддержка: АНО «Институт информационных инициатив»
Copyright © ЦБС «Киевская», 1998–2007